;-)

Создание напольной навигации в Московском метрополитене

Описание Процесс В жизни Пресса

Часть I Часть II Часть III Часть IV Часть V Часть VI Часть VII

Рассказывает Людвиг Быстроновский.

В конце 2013 года в Москве был объявлен конкурс на разработку дизайна, производство и размещение напольных указателей столичной подземки. Специалисты нашего НИИ решили, что надо участвовать. На конкурс Студия Артемия Лебедева шла вместе с партнерами-производственниками: с нас в проекте — дизайн напольной навигации, с партнеров — изготовление и размещение указателей.

Работа оказалась интеллектуально насыщенной. Если вы видите на станции перед закрытием странно возбужденных людей с полотнами цветной пленки, то это наверняка Костя, Марк, я, Сережа или Егор.

Каждому на проекте есть о чем рассказать. Костя рассказывает про то, чем стрелочка-галочка лучше стрелочки-палочки, и про то, где на станциях тайные пространства и что в них внутри. Сережа — про то, почему стрелки вообще не нужны. Марк — почему оптимально делать круглый знак в напольной навигации размером с дорожный. Егор распускает слухи, что менеджеры обещали за каждый день работы выставлять ему «Гиннесс». Менеджеры говорят, что это он сам придумал.

Я попробую рассказать про дизайн и про нескучное. Трансляция про схему метро научила: главное в ведении прямого эфира — расставить параграфы, а то потом хрен найдешь, что где было. Соответственно, сейчас начинается первый параграф.


Дизайн напольной навигации начался с того, что надо было выполнить конкурсное задание:

«В составе заявки предоставляется концепция дизайн-проектов размещения элементов напольной графики (в виде эскизов и предварительных схем нанесения элементов) на станциях: Александровский сад, Арбатская (Арбатско-Покровская линия) Библиотека им. Ленина, Боровицкая, Киевская (Арбатско-Покровская линия), Киевская (Филевская линия), Киевская (Кольцевая линия), Китай-город (Таганско-Краснопресненская линия), Китай-город (Калужско-Рижская линия), Комсомольская (Кольцевая линия), Комсомольская (Сокольническая линия)».

Вот чем характерны узлы первой очереди из конкурсной заявки: на «Комсомольских» — три вокзала, им нужны свои отдельные указатели.

«Китай-город» — кросс-платформенный, симметрично организованный (это плохо для пассажира, ориентироваться не по чему) узел с тремя выходами с каждой платформы, обе станции на неопытный взгляд различаются незначительно.

«Библиотека...» — узел из четырех станций, есть проходные (с одной станции на другую надо попадать через третью), есть «Александровский сад» с раздвоенной веткой (часть поездов уходит до «Международной», часть — до «Кунцевской»).

«Киевские» — станции с запутанными переходами, три одинаковых названия в пределах одного узла, одна из линий разветвлена.

Эскизы надо было сдать через три недели (включающие самые веселые «рашн-стайл-вдыхай-выдыхай» недели года: Великую предновогоднюю запару и Великое январское вымирание). Решили приступить в выдыхай-неделю, пятого января с утра, и сделать концепт бодрячком за девять рабочих дней. Тем более что основная работа на этом проекте — думать головой и смотреть глазами.

В общем, до пятого числа мы успели только позвать на проект дизайнера Костю Коновалова (того самого, который http://ckonovalov.livejournal.com/99653.html — зырьте, кто еще не) и купить лазерный дальномер.


Лирическое отступление про лазерный дальномер

Лазерный дальномер — это такая штука с лучом. Наводишь луч во-о-о-он на тот столб, жмешь на кнопку, дальномер тебе говорит: «10,7 м до цели». Или 18,4 — как повезет. Он это делает с помощью красной точки, как у снайпера на винтовке.

Так вот, оказалось, что лично я, например, не очень хорошо представляю, как устроен окружающий меня мир в метрах. Там, где мне мнятся 23 метра, обычно оказывается 15. Погрешность — чудовищная, на треть ошибиться для меня — норма. Я пошел тогда приставать к людям вокруг — оказалось, что не я один такой, практически все совершенно не представляют себе, сколько на самом деле метров до столба. До двери. До конца коридора. В голове у всех — сплошное вранье и приписки. После нескольких дней хождения с дальномером и постоянного прицеливания глазомер становится поближе к истине, но зато батарейки жрутся с лошадиной скоростью.

Я считаю, для дизайнера хорошо развитый глазомер — полезный навык. Можно, например, облокотившись на барную стойку и позвякивая «Белым русским», мужественно так процедить: «До двери всего 11,3 м». И потом достать дальномер из нагрудного кармана клетчатой теплой рубахи и показать, что действительно не ошибся. Хотя нет, лучше не надо, плохой совет, забудьте. Просто пейте.

Конец лиротступления.


Итак, мы встречаем пятое января с кофейком близ «Пушкинской», читаем ТЗ. Конечно, можно было сделать эскизы-концепты и не по ТЗ, но мы почему-то решили, что концепт в заявке должен сразу решать конкурсные задачи.

ТЗ ниже (кликабельно).

Вот станции, на которых в итоге должна будет появиться навигация:

Система обозначений: бриллиантовый узел «Пушкинской» — то, где есть напольная навигация сейчас (установлена в рамках пилотного проекта Дептранса в 2013 году), фиолетовые круги — затронутые объекты госохраны, красные треугольники — объекты культурного наследия Москвы. Все изменения на таких станциях нужно согласовывать с Департаментом культурного наследия. Это минус сроки, а сроки у проекта очень сжатые, это госконтракт, и в нем хрен опоздаешь.

Примерные схемы станций лежат в интернете — бери и печатай. Надо спуститься с планом в метро и отметить, где висят указатели.

Костя отмечает, какие надписи с каких сторон на каких подвесных указателях видны.

Оказалось, естественно, что все схемы в интернете неточны — видно, что их рисовали ребята без лазерного дальномера. И вообще делали это дома по памяти. По памяти чуваков, которые им рассказывали о том, как там все устроено. Как там все устроено было примерно во времена их молодости, еще до войны, когда схемы станций не были уничтожены перед броском фашистов к Москве. На одной из «Киевских», например, на общедоступной интернет-схеме платформа нарисована короче на пять вагонов. Пять вагонов — это погрешность в полсостава, если что.

Стало понятно, что однажды мы столкнемся с необходимостью делать свои схемы или найти Схемохранилище судьбы. На этом этапе не особо горит, изготовление эскизов не требует хирургической точности.

Нафоткали станций (тут, естественно, только небольшая часть).

Старались все, что только есть полезного, зафиксировать. Жгун, например, заснял пассажирку, которая перемещается так, что четыре раза попадает в один кадр.

Для фоточек завели папочек.

Поковырялись в студийном «Мозгу» и посмотрели еще, что у дизайнеров было.

Навскидку из сусеков, первое попавшееся — наклейка с планом станции. Это попытка показать, куда пойдут поезда с платформы. Спустимся с лестницы и пойдем вперед — уедем в центр. Спустимся и пойдем назад — уедем из центра.

Каждый день одна и та же девушка выходит на платформу, дизайнер рисует с нее джипег. Смешная шестерко-девяточная проблема в одном из кругов.

Показываем, куда нас увезет эскалатор, прямо издалека.

Линии и круги на полу. Прикольно то, что они без направления движения врут — можно на зеленую идти как от нас, так и к нам.

Стрелки-круги. Их лоббисты еще попьют нам мозг вдосталь в ходе проекта:

И еще — рацпредложение с 2006 года пылится:

И еще — недавнее:

Ну и самое важное, конечно, ради чего всего все и затевалось:

В студийном «Мозгу» еще триста идей по теме, разной степени безбашенности. Главное в нем всегда — не залипнуть и двигаться вперед.


Есть у задачи и важные ограничения, наметим их.

Конечно, не хочется портить архитектуру. В мире есть много примеров того, как станции метро начинают выглядеть перегруженными с появлением хаотично сбацанной навигации. Собственно, основная соль проекта для дизайнеров — сделать так, чтобы табличек было необходимое и достаточное количество и чтобы в красивейшем метрополитене мира не случился внезапно Черкизовский рынок. Кто же еще бережно отнесется к наследию предков, если не мы?

Так что перед тем как взять болгарку и идти пилить пол, надо хорошо подумать головой. О, что? Болгарку?


Про болгарку

Напольная навигация — это ведь не наклейки будут. Наклейки уже вешали на узле «Чеховская» — «Пушкинская» — «Тверская», они спустя несколько месяцев эксплуатации выглядят, как вот на фоточке слева — нищета куртизанок. А Дептрансу надо, чтобы наклейка выглядела через эти же несколько месяцев примерно так, как вот на фоточке справа, причем без геморроя с постоянной переклейкой.

С 2013 года на пушкинском узле, на полу, есть напольные таблички — разных материалов, размеров и пр. Одна из них отличается особой стойкостью. Не стирается, не портит цвет — то что надо.

Потому что это не наклейка, она сделана из крашеного в массе полимербетона, каждая буква — отдельная форма; как я понял, для каждой буквы делается белая отдельная бетонина, затем все бетонины наклеиваются на основу, и все заливается бетоном цвета фона. Получается тяжелая такая навигационная плита-табличка, под нее в полу вырезается дырка, гранит вынули, табличку вставили. Плита стирается вместе с гранитом, служит много лет.

Мы шли на конкурс вместе с производственным партнером, и это значит, что надо было готовиться к использованию этой технологии. Ну то есть, что не стоит рассчитывать на нарезание в полу дыр направо-налево; табличек должно быть не больше, чем нужно. Невозможно переклеивание — надо тщательно примериваться. «Поменять табличку» значит вырезать болгаркой и вынуть старую, отлить в бетоне новую, перемонтировать. Вокруг таблички будет технический кантик замазки. Нужно учитывать конкретные стыки конкретных плит — понадобятся точные указания мест, и гранит при монтаже не должен откалываться. Может быть, понадобится ездить на монтаж. Короче, много геморроя.

К ограничениям мы еще вернемся, их в проекте будет навалом.

Важно, конечно, еще понять главное — зачем вообще нужна напольная навигация. Есть ощущение, что при хорошо спроектированной подвесной можно свести напольную к минимуму. Вопрос в том, какой план зреет в недрах Дептранса на тему подвесных табличек. Очевидно, что во время январских каникул даже задать вопрос некому, да пока и не нужно.

На заявочный период будем для простоты исходить из того, что верхняя навигация какое-то время останется такой, как сейчас, — стихийным гибридом нескольких систем, неочевидным и запутанным. К уточнению этого вопроса мы вернемся позже (мы убили на него пару дней жарких споров), а сейчас — йухха, расчехляем идеемёт и начинаем генерить.



Лирическое отступление про силу искусства

Главное в идее что? Сначала проверить ее на жизнеспособность и потом хорошо подать.

Вот, есть у нас, к примеру, идея о том, что надо перспективно искажать таблички — так их лучше видно с высоты роста. Издалека правую табличку будет видно гораздо лучше левой (это хорошо знают автомобилисты).

Предлагаю читателю сравнить подачу одного и того же материала в разных Вселенных.

Вот Вселенная Проектирования — первая на нашем пути, мир джипегов-подделок.

Вот как обычную табличку видно издалека:

А это — искаженная. Эффект особенно сильно работает при маленьких углах обзора, то бишь с расстояния метров десяти.

Вселенная Модельного Прототипирования — мир распечаточек, примерочек, макетов из говна и палок.

Егор не молится на конверсы, как можно подумать, а эмулирует взгляд издалека на гигантскую табличку — плоттер сломался.


Затем приближается Вселенная Реального Прототипирования — мир, в котором плоттер у вас еще не починился (каникулы же), зато у вас есть скотч.

А еще во Вселенной Реального Прототипирования и полицейские реальные, и они должны будут гонять вас со станции, и у вас будет пара минут на примерку. Прибежали, положили, щелкнули, собрали, убежали. (Дежурные у эскалатора в среднем через пару минут уже вызывают к непонятной движухе в центре станции патруль по громкой связи).

Это мы смотрим с близкого расстояния. Чем дальше, тем сильнее ощущается эффект — красная табличка читается лучше.

Наверное, это потому, что она краснее и больше (на самом деле нет).

И наконец, после всех примерок идея переселяется во Вселенную Иллюстрации — мир, в котором уже бывает все. Например, Бенедикткамбербатч с подачи Егора как бы объясняет про углы, катеты и все такое.

В общем, фоточки и тесты — это правильно, а картинки и комиксы — это прикольно, да и пенты не гоняют.

Конец лиротступления и, по совместительству, конец первой части.

Впереди нас ждут попытка понять, какова вообще роль напольной навигации в этом холодном равнодушном мире, резкий поворот дизайн-задачи, оформители-гопы, неравнодушные пассажиры, горы скотча и распечаток. И медведь.

Часть вторая