;-)

Создание второй версии линейных схем Московского метрополитена для вагонов

Ну раз нельзя препрограммировать — значит, нельзя. Стряхиваем пыль с макетов и продолжаем.

Поезд сам распределяет число лампочек на каждую станцию в зависимости от их количества.

Изучаем таблицу из документации к табло.

Прикидываем верстку с учетом автоматического распределения. И не без удивления обнаруживаем, что ничего почти и не поменялось в плотности. Лишь на синей линии станции с большим шагом чуть вышли за пределы кольца. А в кольце и так всегда были большие расстояния между станциями из-за текстов внизу.

Корректируем равномерность за счет смещения отверстий относительно центра диодов.

Еще одна пауза в проекте.

Внезапно закрывается «Бауманская», тема диодных схем становится вновь актуальна после рукотворных наклеек на время закрытия. Решаем провести тест, а затем и пилотную расклейку схемы в поездах синей линии.

Вспоминаем о проблеме с неяркими диодами, думаем еще раз над вариантами решения.

Если совсем отказаться от заклеивания, мы проиграем в битве за разумность табло. Если все оставить белым, то потеряем в функциональности. Черную линию с белой схемой мы уже проходили — страдает эстетика.

Все не то, и тут снисходит очередное озарение: вся схема должна быть черной. Выигрываем по всем фронтам — засвет, цельность, понятность.

Печатаем и бежим в поезд проверять варианты на живом вагоне.

Пробуем разные подходы.

Составляем шорт-лист, однозначно выигрывает версия с черным табло.

Выбираем самый невырвиглазный вариант закрытия «Бауманской».

Готово.

Выбираем, будут диодные схемы белыми или черными. То, что черные схемы смотрятся хорошо, уже известно. Но они выбиваются из системы: кроме них, черный фон нигде не используется. Поэтому надо проверить, насколько хорошо смотрятся белые схемы. Идем в вагон, сравниваем черные и белые схемы. Белые выглядят хорошо, дальше используем их. Начинаем верстать остальные схемы. Параллельно обновляем шрифт, иконки, пересадки и прочее. Всего будет два типа схем: для диодных табло с экраном и тридцатью диодами и для табло без экрана и с тридцатью двумя диодами. Решаем идеально сверстать по одному случаю для каждого табло и на их основе сделать остальные. Готовим схемы третьей и седьмой линий.

Видим способы упрощения графических элементов. Сильнее всего изменения коснутся аэроэкспресса. Раньше это была большая конструкция.

Превращаем ее в четыре иконки. Теперь это просто метка станции, которую человек заранее нашел и запомнил на полной схеме метро.

Упрощение получилось слишком радикальным. Без названия вокзала все-таки некомфортно. Когда видишь на кольцевой линии и справа, и слева вокзалы, то сразу не сообразишь, где какой. Возвращаем название вокзала. Подписи и большие конструкции исчезают, а понять, на каком из вокзалов находится аэроэкспресс, так же легко.

Так, стиль найден, можно верстать остальные. Казалось, что с кольцевой линией будет сложно из-за пересадок на каждой станции. Но пока трудностей не возникает.

Со схемами остальных линий тоже легко — со всеми, кроме девятой. Непонятно, как подписать пересадки и вокзал в правой части.

Переносим вокзал наверх к названию станции, раздвигаем станции, насколько позволяют диоды, и подписываем пересадки.

Арт-директор говорит, что в районе Новослободской, Тимирязевской и Петровско-Разумовской получилось некрасиво, и предлагает подписать пару пересадок под кружком с выключкой по центру. Заодно уменьшаем кегль названий станций, а то они слиплись, как пельмени.

Еще немного двигаем подписи к пересадкам, и все становится нормально.

Нехорошо, что некоторые схемы частично заползают на динамик.

А что, если заползти на динамик посильнее, чтобы все вместо выглядело хорошо?

Или вообще панель заклеить полностью?

Выглядит оптимистично, но надо проверить. Идем на примерку в вагоны.

Супер! На следующий день узнаем, что динамик заклеивать вообще нельзя — нормы безопасности не позволяют. Ну окей, переверстываем схемы так, чтобы не залезать. Осталось разобраться со схемой Филевской линии. При движении от «Александровского сада» существует два разных маршрута. Если едем до «Кунцевской», то на каждую станцию приходится в среднем по три диода, а если до «Международной» — то по пять. Маршрутов два, а диодная полоска одна. Надо придумать, как ясно обозначить активный маршрут. Пробуем уместить пеньки и кружки на одной полоске. Вдруг они красиво совпадут?

Совпасть-то совпали, но ничего не понятно, и выглядит ужасно.

Рисуем две линии.

Так лучше, но все равно не достаточно хорошо считывается. Отказываемся от наклейки на диодную полоску и рисуем линии на внешних наклейках.

Намекаем на два разных маршрута разветвлением у «Александровского сада».

По просьбе худрука возвращаем тоннельчики на пересадках, поправляем мелочи, вносим правки редактора, готовим файлы к печати.

Готово. Выдыхаем.

Приступаем к экранам для диодной схемы. Первый подход.

Пробуем добавить список и схему метро.

Получается сложно, можно только схему и плашки.

Советуемся с худруком. Из-за ограничений экрана отказываемся от схемы и от анимации. Делаем в виде простых сообщений сразу на двух языках.

Худрук: И что, каждый раз, когда мы будем приезжать на станцию, все будет скакать?

Поправили.

По просьбе худрука соединяем номера линий градиентами.

Верстаем, проверяем и отдаем файлы.

Часть IV