Создание шрифтового написания названия для станции «Румянцево»

Описание• Процесс

Интерьер станции напоминает красивую улицу рубежа XIX–XX веков. Время вечернее, поэтому люди и повозки изображены силуэтами напротив светящихся окон и дверей. Окна и двери украшены орнаментом в стиле модерн.

Дизайнер: Тут два варианта надписи «Румянцево». Один гротеск, а другой — ленточная антиква. Антиква больше для интерьера подходит, но входы в метро такие минималистичные, что, может, и гротеск лучше.

Арт-директор: Так, давай рубленый на фасад, а антикву на станцию.

Лавка кажется слишком вычурной.

Иллюстратор Лизавета Романцова делает свой эскиз лавки.

Места под название станции не оставлено, поэтому заказчик предлагает поставить надпись на лавки и потолок.

Если делать на потолок, то конструкция должна быть легкой.

Ставим надписи на потолок и очень аккуратно вписываем полотно в запутевую стену.

Арт-директор выбирает стену.

Заказчик просит в связи с загруженностью путевой стены перенести надпись на потолок.

Арт-директор выбирает третий вариант.

Заказчик просит сделать еще полную надпись для входных групп: «Московский метрополитен» и «Станция Румянцево».

Проходит полгода. Заказчик пишет, что поменялся интерьер, и высылает совершенно другой дизайн. Теперь мы переносимся в 20–30-е годы. Стены и лавки выполнены в духе движения «Стиль» и напоминают живопись Мондриана.

Предлагаем новые варианты. Первый — орнаментированный ар-деко, второй и третий — геометрические, четвертый и пятый варианты в духе группы «Стиль», шестой — старомодный закрытый гротеск.

Примеряем надписи в интерьере.

Проходит еще пара месяцев, и заказчик сообщает, что остановился на декорированном ар-деко. Тут-то и начинается работа.

Доводим круглые буквы до идеальной геометрической ровности.

Необходимо сделать так, чтобы соблюдалась равномерность распределения элементов. Желательно, чтобы в каждой букве встречались все элементы. И чтобы надпись в целом смотрелась равномерно по цвету, а не так, что какие-то буквы темные, а какие-то светлые и поэтому пропадают.

Тайный советник рекомендует в тех буквах, которые кажутся светлыми, добавить квадратики — там, где двойные линии.

Показываем заказчику два варианта.

Тайный советник рекомендует сделать надпись на лавке отличной от надписи на запутевой стене.

От заказчика приходит письмо: «Мы считаем, что надписи на запутевой стене и лавке должны быть одинаковыми, так как они находятся в едином поле визуального восприятия. Шрифт, как на запутевой стене, но, если это возможно, просим вас его несколько доработать: буквы У, Е, Ц были лучше в эскизной версии. Опять же, последнее слово в любом случае за вами, как за специалистами».

Пишем ответ с комментариями.

Приходит письмо от главного архитектора: «Ваши комментарии по правилам написания предлагаемого шрифта (геометрические фигуры, идеальные круги Р, Я и О, равномерность чередования линий и т. д.) понятны и очевидны. В том, что любой эскиз в последующем дорабатывается, отрисовывается и доводится до совершенства — тоже ничего удивительного. Стандартная творческая кухня. Обидно только, когда прелесть и элегантность эскиза утрачиваются в результате последующей доработки. Несмотря на все имеющиеся недостатки, первоначальный эскиз обладал определенной элегантностью, был более читабелен. Был более живой и при этом достаточно строгий. А конечная версия выглядит засушенной и какой-то „перебаханной“.

Идея с „квадратиком Мондриана“ явно надуманная и не прочитывается (да и нужно ли так уж в лоб). На мой вкус (окончательный вариант):

Буквы Р, Я, О — стали явно лучше.

Буквы У, М — принимается.

Буква Н — то, что она стала лучше, совсем не очевидно (старое написание было и выразительней, и лаконичней, и в ритме надписи, тем более в свете равномерности чередования тонких и толстых линий — буква Н ведь расположена и читается-смотрится между двойными параллельными вертикалями Я и Ц).

Буква В — не в характере Р и (или) Я. Не те радиусы, не выдержана геометрия, неидеально круглые. Нет чистоты. Требуется доработка на тех же радиусах (радиусе).

Буквы Ц, Е — явно стали хуже. Появились отдельные разномасштабные элементы (буквы, образуемые отдельными, как бы не связанными элементами, — это все же из другой песни, в нашем случае как-то не приживается). В эскизе горизонтальные элементы Н и Е были из одной оперы, сейчас — сплошной сумбур. Требуется доработка.

Вывод: надпись явно разваливается на две половинки, так как теперешние НЦЕВ по плотности и графике явно меньше таковой у РУМЯ, а сами эти половинки — хоть и похожие, но разные шрифты (попробуйте поиграть сами, закрывая рукой то одну, то другую половину надписи)».

Письмо обоснованное. Переделываем надпись, приближая ее к первоначальному варианту.

Дизайнер: Мне нравится первый вариант.

Арт-директор: Согласен. Надо Р и Е доделать. У Р я бы сделал вертикальный штрих залитым. Е взять из четвертого.

Сравниваем с предыдущим вариантом.

Делаем на лавках такую же надпись, как на стенах. Правим надпись для входных групп.

По просьбе метрополитена возвращаемся к первой надписи.