;-)

К благосклонному вниманию,
иллюстрации к проекту Table-talk 1882.
(По одноименному произведению Б. Акунина.)

Выходят регулярно.

2006 года, Августа 18-го.

Рассказывает Вася Дубовой

Глава восьмая.

Cодержание: Немного про альбомы. — Летние мотивы. — Ставим на запись. — Железистые чернила. — Аппликация. — Не обошлось без пятен. — Ностальгия. — Что-нибудь на память.


Это самая каллиграфическая глава нашего повествования, в которой читатель может подробно рассмотреть девичий альбом Молли Сапегиной.

Немного про альбомы.

Первые девичьи альбомы в России появились где-то в конце XVIII века во времена правления Екатерины Великой. В альбомах придворных барышень гости оставляли на память о себе стихи, песни, автографы, клятвы, признания в любви и рисунки. Девушки частенько показывали друг другу свои альбомы, сравнивая их и переписывая понравившиеся стихи себе. Обилие в альбоме автографов, пожеланий, клятв и признаний в любви было показателем того, насколько успешна девушка в обществе. Барышни не стеснялись показывать свои альбомы даже едва знакомым людям. Буквально каждый кавалер считал своим долгом оставить в альбоме барышни свой телефон и электронный адрес.

Культура девичьего альбома к концу XIX века плавно сменила открытость дворцового быта на менее коммуникабельную гимназистскую замкнутость. В этих альбомах не встречается такого обилия признаний в любви, как в начале века, но несмотря на тайный характер, их страницы все так же были исписаны стихами и песнями, переписанными из книг и учебников (в основном одним лишь почерком обладательницы альбома).


Летние мотивы.

Итак, известно, что свой альбом Молли писала в не самые публичные времена.

С чего бы начать?

Помимо стихов, написанных пером, понадобятся декоративные элементы для украшения страниц. В нашем случае собрать гербарий гораздо проще и дешевле, чем покупать открытки. Да, и нужны журналы позапрошлого века ради 5-6 иллюстраций. Для декоративного украшения страниц нашего альбома мы собрали немного зеленоградской зелени и немного фиалок с клумб на Тверской, выслушивая в свой адрес реплики негодующих прохожих.

Ставим на запись.

Переписывание стихов из книг не требует спешки и это, кстати, хорошая тренировка для почерка.
Как и многие современные люди, с появлением компьютера мы даже шариковою ручку видим все реже и реже, не говоря уже о том, чтобы ею пользоваться. Утешает хотя бы то, что Молли не профессиональная каллиграфистка.

Пока листики и фиалки сушатся между страниц, берем каллиграфическое перо и учимся писать заново.


Все просто — исписываем пером примерно 60 листов, и вот уже свободно и разборчиво пишем стихи в старой орфографии.



Железистые чернила.

До XX века в России, как и в Европе, писали железистыми чернилами, основной проблемой которых было выцветание. Благодаря этому старинное письмо приобрело столь живописную фактуру.


Кому интересно — краткая справка из доклада Л. И. Шмелева «Многотрудные поиски способов сохранения документов, выполненных железо-галловыми чернилами».

«Черный пигмент железистых чернил представляет собой комплекс ионов трехвалентного железа с полифенольными соединениями природных дубильных веществ. В Европе источником ионов железа служил в основном железный (зеленый, сапожный) купорос, являющийся сульфатом двухвалентного железа, которое в растворе и на бумаге окисляется до трехвалентного. В России сначала использовали железо металлическое, потом смесь металлического железа и зеленого купороса и только с конца 17 века предпочтение стали отдавать купоросу. Основным источником дубильных веществ и в Европе и в России были чернильные орешки (галлы) — болезненные наросты на листьях некоторых видов дубов. Чаще других использовали алеппские (турецкие) орешки с содержанием танина около 60%. В России помимо орешков (наши содержат мало танина, а привозные дороги) использовали также кору различных пород деревьев (ольхи, дуба, ели, лиственницы, ясеня и др.) Чаще всего брали кору ольхи, богатую дубильными (до 16%) и красящими веществами. Орешки дробили и экстрагировали из них танин мягкой водой (дождевой, ключевой, иногда речной), белым вином, крепким пивом или уксусом обычно холодным способом, настаивая их в течение нескольких дней, либо кипячением в течение нескольких часов. Из коры дубильные вещества извлекали длительным кипячением.

Металлическое железо с водным раствором танина образует низкодисперсный пигмент, дающий штрих глубокого черного матового цвета, напоминающий сажевые чернила. Этот пигмент поддерживался во взвешенном состоянии в растворе только путем добавления камеди, не проникал между волокнами и мог быть легко смыт. Чтобы чернила хорошо закрепились на бумаге, приготавливая их, старались получить высокодисперсный пигмент, который легко проникал между волокнами бумаги, прочно закрепляясь на ней. Иногда экстракт орешков подвергали ферментативному гидролизу, позволяя ему покрыться плесенью, в результате чего из танина высвобождалась галловая кислота. Раствор этой кислоты дает с металлическим железом несмываемые чернила. Очень часто процесс образования красящего вещества вели в присутствии органических кислот, содержащихся в вине, уксусе, кислом меде. Это относится как к чернилам из металлического железа, так и к чернилам из купороса. В одном из западноевропейских рецептов его автор пишет, что «чернила, приготовленные на вине, прекрасны для переписки научных книг, так как, когда ими пишут, буквы не блекнут и их нельзя соскрести или удалить с пергамента или бумаги. Но если буквы написаны чернилами, сделанными на воде, дело оборачивается иначе: их можно легко стереть, и может случиться, что буквы, написанные ими, легко поблекнут».

Столь благотворное действие этих жидкостей на чернила можно объяснить тем, что содержащиеся в них органические кислоты, как и полифенолы, связывают ионы железа в комплексы, тем самым замедляя образование и агрегирование молекул красящего вещества. Вследствие этого дисперсность пигмента повышается. Такую же роль играют и вещества, содержащиеся в добавляемых в чернила экстрактах стружек кампешевого дерева, ягод бирючины, гранатовых корок, зеленой кожуры грецких орехов и др.
Часто в чернила добавляли соединения меди. Считалось, что медный купорос «укрепляет лучше чернила на бумаге». Эти соединения благодаря своей способности образовывать комплексы с полифенолами также повышали дисперсность чернильного пигмента.

Английский химик 18 века У. Льюис в результате проведенных им экспериментов пришел к выводу, что наилучшими являются чернила, приготовленные из 1 части железного купороса, 3 частей измельченных орешков и 1 части стружек кампешевого дерева. При значительном избытке железного купороса (были взяты равные части купороса и орешков) чернила блекли под действием света в течение нескольких дней. При избытке орешков (в 6 раз больше железного купороса) чернила получились бледнее, но прочнее».


Проще говоря, кроме выцветания чернила оставляли след на обратной стороне листа даже на плотной бумаге. Этот недостаток визуально не портит старинные письма и документы, а наоборот придает интригующий оттенок. Читатель наблюдает зеркальное отражение текста на другой стороне, и это делает разглядывание листа более интересным.




Аппликация.

Собираем гербарий в букеты.


Ждем, когда высохнет клей.


Не обошлось без пятен.

Чтобы страницы альбома не казались безупречно аккуратными, разбавляем текст слезами, кляксами, еще какими-нибудь пятнами, помарками, подчеркиваниями и росчерками.

Кляксу из пера оказалось не так просто получить на практике.

Вот три самые попсовые кляксы:


Надеваем на перо тушедержатель, окунаем все перо в банку с чернилами, а после проносим перо над листом. Если капля не упала, достаточно прикоснуться пером к бумаге.

Вытряхиваем чернила из пера.

Если нажать на перо в момент занесения линии от себя, перо (цепляясь за бумагу) сжимается как пила и разбрасывает чернила в разные стороны. Делать это не рекомендуется, потому, что перо может погнуться. В момент «взрыва» глаза лучше держать подальше от эпицентра.


Ностальгия.

Вероятно, Молли писала стихи в альбом, когда училась в гимназии. А теперь этот альбом для нее — просто вещь, которая напоминает о детстве. Прикидываем, что альбому этому как минимум лет десять, и бумага уже должна слегка пожелтеть. В спальне альбом накрыт тенью — из-за этого страницы слегка теряют контрастность.

Чтобы страницы не казались слишком бледными, нарочно завышаем фактурность бумаги.


На первых страницах разбрасываем автографы людей, удостоверяющих подлинность альбома. Собираем остальные страницы и разглядываем обычный девичий альбом конца XIX века.









Что-нибудь на память.

На всякий случай складываем интригующую записку, которая завалялась где-то между страниц. Любовное письмо, совершенно искренне и честно написано для Молли, но текст этот навсегда останется тайной для читателей.