;-)

Схема 1.0
архив
Схема 2.0
архив

 
Официальные схемы:
   
Линейные схемы

Создание линейных схем Московского метрополитена для вагонов

Описание Процесс В жизни

Параллельно с подготовкой вагонной схемы к печати начинаем проектировать линейные схемы. Они должны быть «младшими сестрами» большой схемы и продолжать принципы, заложенные в ней.

Делаем первые наброски, переезжаем в «Индизайн», собираем весь фарш, настраиваем стили. Поехали.

Пробуем расставить станции в зависимости от реального времени поездки между ними. Начинаем с длинных веток.

По минутам расставить получается, но тексты выглядят очень неряшливо, названиям тесно, разное расстояние между станциями не считывается. Пишем текст под углом 30 градусов, чтобы станции легко было считать пальцем и в целом схемы выглядели аккуратнее.

Примеряем на стену, сравниваем разные варианты. Здравый смысл подсказывает, что текст под наклоном — решение сомнительное, но на фоне неряшливых первых набросков линии выглядят куда чище. Тем временем готов список пожеланий конкурсной комиссии, свободное место под линией может помочь аккуратно разместить всю дополнительную информацию.

Легким движением руки на схеме появляется кольцо.

Кольцо должно стать дополнительным ориентиром для пассажиров, но не перетягивать на себя все внимание. Пробуем разные варианты и останавливаемся на золотой середине — между жирной линией в лоб и еле заметными намеками.

Предпринимаем еще одну попытку ввести отсылку к географии и создать ориентиры — загибаем и наклоняем ветки, как на большой схеме.

«Улыбочка» на синей получилась смешная и больше подходит для кольцевой, а на красной кажется, что перед «Юго-Западной» — внезапный поворот на 90 градусов. (И еще Марио мерещится). Вопросов больше, чем пользы. Отказываемся.

После появления кольца на схемах, становится совсем непонятно, что делать с пересадками.

Пробуем сохранить преемственность. В большой схеме уделено много внимания правильности узлов. Нельзя просто так взять и перейти с «Боровицкой» на «Арбатскую». Чтобы с «Библиотеки» перейти на «Александровский сад», не нужно проходить «Боровицкую» и «Арбатскую». А на линейках почему-то все не так. Решительно не нравится.

Может быть, разделить кружки?

Ну нет, горох какой-то. А если совсем про преемственность?

Минутка помутнения.

Лондон передает привет.

Радуге — решительное «нет», откладываем вопрос с пересадками.

На схемы въезжает весь фарш из рекомендаций конкурсной комиссии. Печатаем все, что есть, и развешиваем на стене.

Первое правило проекта: в любой непонятной ситуации вешай распечатку на стену. На стене все видно.

Минуты работают плохо, шумят, и вообще непонятно, что это минуты. Двойное кольцо напоминает строящуюся ветку.

Копаем в сторону минут — нужно показать их просто, понятно и ненавязчиво.

Начали с линейки внизу схемы, полагая, что будет легко соотносить взглядом пеньки станций и засечки внизу. Следом к засечкам внизу присоединились засечки на самой линии. Раз минуты относятся к линии, на линии и отмечаем.

Все не то. Еще варианты.

Еще минутка помутнения: кажется, что сетка — самый понятный и красивый из всех вариантов.

Пробуем в шутку озвученный вариант. Чересполосица — ха-ха.

Вот оно! То что нужно! Весело, красиво, ненавязчиво и понято. И квадратики с номерами линий на пересадках тоже очень неплохо смотрятся. Собираем всю пачку. Красота!

В один прекрасный день появляется арт-директор, и звучит ультиматум: надписи на линейной схеме надо ставить горизонтально.

Дизайнеры: Не лезет.

Арт-директор: Не ебет, ставьте горизонтально. Или как-нибудь еще.

Как-нибудь еще:

Ок, ставим горизонтально.

В одну строку, шашечкой, с минутами и без.

В строчку получается тесно и маленький кегль, шашечкой теперь гораздо лучше, чем на первых эскизах. Минутам на схемах не выжить. На вариантах с шашечкой они начинают сильно мешать равномерной расстановке текста. Отказываемся от минут.

Вносим правки. Собираем новые макеты, идем проверять в депо — смотрим на схемы в родной среде.

Прислушиваемся к комментариям.

Увеличиваем шрифт. Пробуем показать открытые перегоны.

Окидываем схемы свежим взглядом, решаем, что визуальная преемственность пересадок важнее, чем правильность пересадочных узлов, и возвращаем на схемы кружки, как на большой схеме. Основная схема к тому времени уже несколько месяцев висит в вагонах. Ориентируясь на отзывы пассажиров о том, что текст слишком светлый, меняем начертание шрифта на более плотное.

Пересадка на монорельс давно уже бесплатная, это тоже нужно отразить на схеме. Пробуем вверстать пересадку — сбиваются шашечки. Решаем сверху или снизу оставить «Алтуфьево».

Выбираем вариант отображения Каховской линии на схеме Замоскворецкой ветки. Дело в том, что некоторые поезда следуют в депо, съезжая с зеленой ветки. По громкой связи объявляют: «Поезд следует до станции „Варшавская“», и если станцию на схеме не показать, это будет путать пассажиров.

Еще несколько раз собираем все вместе, исправляем кучу мелких недочетов. Проверяем.

В последний момент по просьбе Дептранса меняем квадраты с номерами линий на круги, отдаем на цветопробу, теряем кусок реки, возвращаем, в двадцатый раз все проверяем и подписываем в печать. Всё.