Артемий Лебедев

§ 63. Садись, благодарная Россия, «два»!

20 января 2001

Весной 1992 года в Москве на Славянской площади состоялось торжественное открытие памятника святым Кириллу и Мефодию работы скульптора В. Клыкова.

Зимой 2001 года в Москве на Славянской площади появился автор «Ководства» и сфотографировал надпись на вышеупомянутом памятнике.

В параграфе 23 давался полезный совет: не зная броду, не суйся в воду. Разовьем мысль на примере надписи, выполненной на церковнославянском языке.

На памятнике Кириллу и Мефодию в металле отлиты пять орфографических ошибок:

В слове «апостол» и в имени Мефодий не может быть омеги.

В имени Кирилл должна стоять буква и, а не i.

Две ошибки в слове «Россия» — это позор посильнее безграмотного платного ответа из Института русского языка РАН. Вместо о должна стоять омега, а вместо и — i.

Почему нельзя просто написать русским языком простой текст?

Очевидно, что у написавшего этот текст на памятнике была одна задача — выпендриться. Чем больше непонятных для современника букв, тем лучше. Сразу веет какой-то тайной, сразу благоговение наполняет зрителя. Ведь памятник праотцам славянской письменности — это тебе не Петр I со штурвалом, тут без мудрости веков никуда.

Если присмотреться к надписи еще внимательнее, станет заметно, что в мастерской скульптора уже проходила работа над ошибками.

Очевидно, буква «Е» является результатом более поздних изменений, так как она ни по наклону, ни по размеру не вписывается в стиль надписи. А выделять ее нет никакого смысла. Те, кто отливал надпись, сами настолько не понимали текста, с которым работали, что им было все равно. Взяли букву «Э», перевернули и втиснули как попало. Хотя в этом же слове стоят две другие буквы «Е», совершенно отличные по стилю.

Правило: ошибок на обложках книг, в иллюстрациях, на вывесках (а тем более на памятниках) нельзя допускать категорически. Ошибки в наборном тексте тоже недопустимы, но к ним можно относиться более терпимо (не забывая исправлять, разумеется).