;-)
  • Ководство
  • .ру/
    Ководство


    Артемий Лебедев

    § 80. За спиной у президента

    31 декабря 2001




    Когда президент выступает по телеку, у него кроме слов есть в арсенале еще одно эффективное оружие — то, что за ним находится.



    Мало кто помнит, чтó именно находится за президентом. Когда смотрят — видят, но не осознают. Президент часто меняет задник, но ведь это естественно, он же не на месте сидит.



    Автор давно следит за президентом. Точнее, за тем, что у него за спиной. И, надо заметить, в смысле оформления задника американский президент нашего превосходит. Ну то есть не он, конечно, а команда стилистов и консультантов, но это тоже о чем-то говорит.



    Давайте заглянем в прошлое. Так выступал Леонид Ильич Брежнев. На фоне — карта СССР:







    Так выступал Игорь Леонидович Кириллов, когда генсек не мог подняться с кровати к видеокамере. На фоне — Спасская башня Кремля и кусок синего студийного фона, чтобы у зрителя не создалось ощущения, что диктор сидит на улице и мерзнет:







    Так выступал Михаил Сергеевич Горбачев. Мы видим бесхитростную картину. Никакой четкой идеологии в кадре, все слышно в голосе. На фоне — фон:







    Посмотрим теперь на американского президента:





    Мы застали его в момент разговора о войне в Афганистане. На фоне — фотокарточки детей (те, ради кого все затевается, будущее Америки) в золоченых рамках (дети — наше все). Занавески почти закрыты, флаги придвинуты к плечам — просвет только один, да и тот занят Джорджем У. Бушем (рамы напоминают, что за президентом — окно в страну).



    Руки президента говорят нечто среднее между «я очень искренен» и «всех задушу». А теперь самое главное. Так сказать, сигнал. Поскольку «эффекта 25-го кадра» не существует, приходится использовать оставшиеся двадцать четыре.

    Подробнее об «эффекте 25-го кадра» см. § 94, абзац №. 19


    Обратим внимание на темно-синий флаг с гербом США. Он стоит по левую руку мистера Буша. Флаг по случаю разговора о войне свернут и повернут так, чтобы в кадр попадала только та рука (или нога?) орла, в которой находятся тринадцать стрел — знак войны. Когда американский президент говорит про систему национального образования, в кадре всегда видна рука-нога орла с оливковой веткой, на которой тринадцать листьев — знак мира.



    Вернемся теперь к нашим баранам, то есть к консультантам наших президентов по оформлению задников.




    Так выступал Борис Николаевич Ельцин в 1995 году:





    На фоне — зеленые шелковые (или какие там) обои, штандарт президента Российской Федерации в виде половой тряпки на швабре, одностороняя елка (вторая часть обрезана, чтобы не мешала), бра, телефоны в ассортименте (ну когда они себе поставят цифровую АТС с одним аппаратом?). Спереди — обилие малахитовых держалок для канцтоваров, настольная лампа. Президент сидит в позе провинившегося двоечника в учительской. Руки скрещены на столешнице высоковатого стола.




    А так выступал Борис Николаевич Ельцин в 1996 году:





    На фоне — елка, часы, показывающие без пяти двенадцать, кусок флага Российской Федерации. Галстук президента образует единое цветокомпозиционное целое со спинкой кресла и часами. Спереди символ государственной власти в виде золотой кололки для орехов с орлом — чернильница президента.




    Так выступал Борис Николаевич Ельцин в 1999 году, произнося знаменитые слова «Я ухожу...»:





    На фоне — елка в нише, огороженной подобранными шторами, две пилястры в непонятно-классическом стиле. Флаг (а точнее, штандарт президента РФ) почему-то стоит по левую руку. Когда флаг один, его лучше ставить справа. На флаге виден герб Москвы, кусок правой ноги и левая голова орла — трактуйте как хотите. На переднем плане справа чернильница целиком («я ухожу, смотрите, какая у меня была чернильница»), слева — карандашница («я ухожу, авторучек не осталось»). Традиционное для Ельцина преобладание темно-зеленых оттенков. Часы видны только на руке, который на них час — непонятно.




    А так выступал Владимир Владимирович Путин сразу после Бориса Николаевича Ельцина:





    На фоне — елочка (осталась ельцинская, заметим). Флаги расставлены правильно: справа — российский, слева — президентский. На президентском штандарте в ноге орла виден скипетр. Пусть со складкой, но зато не кусок от скипетра. На столе — ничего (только пришел, еще не выдали карандашницу). Руки держит под столом, сидит вполоборота (читай: есть что скрывать, не уверен в себе).




    А вот выступление Владимира Владимировича Путина по поводу 60-летия со дня начала ВОВ:





    Один из первых случаев, когда флаг стоит более или менее приемлемо. Хреново только оператор стоит, но это по другому ведомству. В ноге орла — держава. Обстановка — рабочая.





    А теперь посмотрим на два герба — российский и штатовский — и попробуем понять проблему наших стилистов.





    Американский герб весь насквозь символичен и продуман. Там всего по тринадцать — звезд, полосок, стрел, листьев, ягод в листьях и даже букв в слогане e pluribus unum (из множества — единое — лат.). В ногах орел держит символы войны и мира — очень удачный набор. Орел смотрит направо — вполне понятное для власти направление.



    Российский герб шизофреничен. Во-первых, он смотрит в обе стороны. Во-вторых, на груди у него второй герб — московский. В-третьих, он держит в ногах два предмета — скипетр и державу — они оба являются символами власти. И непонятно, когда какой из них использовать. Но и это еще не все — на наконечнике скипетра находится еще один двуглавый орел. И всё повторяется до бесконечности, как во фрактале.



    Очевидно, придворные геральдмейстеры ищут пути выхода из ситуации. Орел, развернутый державой, — явная попытка переосмыслить этот символ монаршей власти в качестве земного шара. Осталось представить скипетр в виде автомата Калашникова, и герб будет закончен.



    Автор видит два варианта. Первый — похоронить герб как не соответствующий текущему государственному строю (царя-то нет). Второй — перерисовать герб заново, оставив двуглавие в качестве символа единения Запада и Востока (популярная трактовка). Безделушки в виде корон, крестов, палок и шаров повыкидывать. И закрыть наконец эти страшные колени перьями.



    Когда такие тонкости начнут хотя бы обсуждать те, кто отвечает за внешний вид президента, мы больше не увидим главу государства в роли Снегурочки.