;-)
  • Ководство
  • .ру/
    Ководство


    Артемий Лебедев

    § 180. Эстетика контроля и запрета

    9 сентября 2014




    У любой организации (семьи, школы, корпорации, муниципалитета, правительства страны) возникает естественная необходимость что-то контролировать или запрещать. Цели могут быть самыми разными — от ангельских до дьявольских. Нас интересуют способы, с помощью которых можно воплощать в жизнь тот или иной запрет, не вызывая раздражения у тех, кого контролируют или ограничивают.



    Традиционно в отечественной культуре контроль и запреты — тупые, грубые и заметные. А в западной культуре принято любое регулирование по возможности делать незаметным или даже приятным. Во многом именно в эстетике достижения результата заключается такая большая разница между Россией и США (автору проще сравнивать две эти страны, потому что он с ними знаком).



    Начнем с простого. В России основной документ, удостоверяющий личность, — это паспорт. Билет на поезд продают только с предъявлением паспорта, в бюро пропусков бумажку тоже без него не получить. Это выглядит и звучит грубо, особенно для свободолюбивых граждан. В США паспорт — это документ для поездок в другие страны. Можно всю жизнь прожить в Штатах и паспорта не иметь.



    Как же происходит контроль? У каждого жителя США есть ай-ди. Удостоверение личности. Но, чтобы не пугать людей, роль ай-ди выполняют водительские права. Они есть абсолютно у всех (у кого их нет, того за руку родители водят). А если кто-то не умеет водить машину? Ему выдают водительские права без права управления автомобилем. Потому что ай-ди должен быть у каждого. И если читатель окажется в Америке, он будет удивлен, узнав, что ай-ди надо доставать в два раза чаще, чем в России — паспорт. (Отметим особенно, что цели проверки документов в каждой стране разные, речь только о том, как сделать процесс непротивным.)



    Или другой пример — прописка. Эта унизительная русская процедура привязывания крепостного к своей деревне. В свободной Америке такого нет. А что будет, если мы решим записаться в американскую библиотеку или поступить в университет? Нас попросят показать пару конвертов, адресованных нам и полученных в течение нескольких месяцев по адресу, который мы заявим как наш. Абонентский ящик не подойдет, нужен физический адрес. Факт получения на этот адрес корреспонденции в течение определенного времени говорит контролирующей организации, что мы к этому адресу имеем отношение.



    Это ровно та же прописка, только вид сбоку. Можно обмануть штатовскую систему, присылая письма на свое имя по адресу друзей, и можно обмануть русскую систему, никогда в жизни не появляясь по адресу прописки, — в обоих случаях нас все равно вычислят и найдут, если понадобится.



    Капиталисты работают лучше и эффективнее, потому что задача зарабатывать деньги в условиях высокой конкуренции очень сильно стимулирует фантазию. Нет ничего удивительного в том, что все основные всемирные компьютерные системы и сервисы — американские. Возьмем «Гугл». Он настолько хорош, что все им пользуются. Тут и поиск, и почта, и карты, и видео — и все такое удобное, что стало де-факто мировым стандартом. Зачем идти куда-то еще, когда тут все есть? Основной принцип «Гугла», который, разумеется, не написан на главной странице — хранить все данные у себя.



    Если читатель решит стереть все письма на «Гмейле», ему будет очень непросто. Потому что «Гугл» хочет хранить письма в мусорной корзине вечно, а когда объем почтового ящика подойдет к пределу, выдаст еще места на диске. Если читатель решит поработать с финансовыми таблицами без интернета, ничего не получится. «Гугл» предоставляет пользователю доступ только к той информации, которая хранится в самом «Гугле». Для чего это нужно? Все письма, файлы, ссылки, поисковые запросы, местонахождения и др. привязаны к конкретному человеку и позволяют лучше понимать, что ему нужно — какую рекламу показывать, какие результаты выдавать раньше других.



    Любой контроль или запрет можно настолько изящно преподнести, что никто не почувствует себя униженным или подконтрольным. Неприятное или неинтересное должно быть подано так, чтобы все этого хотели и радовались.



    Посмотрим на примеры из физического мира.



    Шлагбаум — некрасивый запрет. Выезжающий из дороги пень (боллард) — изящная преграда для автомобиля, на которую пешеход не обратит внимания.



    Забор вокруг газона — грубо. Кусты — красивое и выглядящее естественным препятствие.



    Турникет, который за неоплату бьет калиткой по ногам, — негуманно. Турникет, который до момента оплаты стоит с закрытыми створками, — наглядно и вежливо.



    Вспомним эпизод, в котором Тому Сойеру поручили покрасить забор, а он извлек из этого выгоду, выменяв у приятелей ценности за право закрасить кусок. Очень часто именно в этом и состоит работа дизайнера.